Рецензия

на книгу  Системная парадигма права

 

Автор книги Птушенко Анатолий Владимирович действительный член Международной Академии Информатизации,  вице-президент Международного Университета гуманитарных наук, благодаря своей разноплановой  и разносторонней подготовке на самые важные для современного общества проблемы смотрит значительно шире и системнее, чем это характерно для сегодняшнего чистого юриста или столь же чистого экономиста.  Не случайно он удостоен сертификат лицензии (№ EIW 000178 от 6 декабря 1995 г.), удостоверяющей, что Птушенко А.В. основоположник учения о Концептуальной власти.  Он же автор двух новых концепций об информациологической сущности Гражданского общества и о правовой защите интеллектуальной собственности (№ IEW 000132 от 27 октября 1995 г.  и  IEW 000180 от 06.12.95).

Книга Птушенко  и посвящена этим важным проблемам.  Но, будучи по первоначальному образованию системоаналитиком, автор всегда рассматривает исследуемую проблему в самой широкой комплексной постановке, с учётом всех важных системных связей и взаимодействий.  Он убедительно показывает в частности, что существуют объекты, рассмотрение которых только с невзаимосвязанных позиций отдельных локальных наук абсолютно неэффективно и не даёт никакого значимого практического результата.  К таким объектам относятся невосполнимые природные ресурсы.  Без всякого сомнения, они являются предметом экономики.  Но также и экологии.  Но это и важнейший предмет права от решения вопроса об их изначальной априорной принадлежности зависит социально-политический строй Общества и структура государства.

Поэтому закономерно предложение А.В. Птушенко о создании некой новой области науки, объединяющей и предметы, и подходы (т.е. основные принципы и методологию) экономики, экологии и права.  Эту науку, по мысли автора, следует преподавать как в технических и естественно-научных, так и в гуманитарных вузах чтобы готовить для Общества системно-образованных специалистов, способных принципиально по-новому видеть и решать возникшие в XXI веке задачи.  Чтобы, как любят выражаться рекламщики, было всё необходимое три в одном флаконе.

Эту новую науку автор назвал эконологией.  Это название уже употреблялось в Международной Академии Информатизации.  Но там оно относилось только к экономо-экологическому подходу.  Принципиально важным отличием доктрины Птушенко следует считать признание необходимости разработки принципиально новых основ права и столь же принципиально новых основ экономической теории, вырастающих из выводов принципиально новой теории рационального природопользования.  Учитывая, что правовой подход Птушенко (добавленный к эколого-экономическому) принципиально важен, а также учитывая вышеприведенную максиму о вырастании права и экономики из рациональной экологии (чего, разумеется, не было в прежнем эколого-экономическом подходе), приходится признать название эконология неадекватным в рамках предложенной Птушенко концепции.  Так что, на наш взгляд, автору ещё предстоит придумать соответствующее название для предлагаемой им новой науки.  Что, конечно, ничуть не умаляет научного и общественного значения предлагаемой Птушенко доктрины.

Помимо этого автор Системной парадигмы права предлагает отобрать у государства монополию на выдачу квалификационных документов научным работникам.  (Вообще говоря, и студентам).  Если вспомнить, что в большинстве стран мира эта проблема давно решена именно так, как предлагает Птушенко для России, придётся признать его правоту и в этом вопросе.

Вообще Птушенко (как он сам говорит о себе) крутой государственник.  Иначе говоря, он убеждён, что государство должно знать своё место.  В отличие от таких апологетов советского социализма, как А.А. Зиновьев, рекламирующего преимущества надобщественной системы управления Обществом,  Птушенко убедительно методами юридически-логико-системного анализа доказывает, что государство должно рассматриваться как одна из системообразующих подсистем Гражданского Общества  (наряду с его другими подсистемами: материального производства, биологического воспроизводства населения, системой общественных отношений, системой формирования законопослушной социально-активной личности).

Отметим, что последнюю из вышеназванных подсистем Общества автор книги отождествляет с Культурой.  Для закоренелого культуролога такой подход выглядит мало сказать неожиданным. Тем не менее здесь мы не станем приводить полностью аргументацию Птушенко.  Ибо для культуролога будет полезнее обратиться непосредственно к книге Системная парадигма права в ней, на наш взгляд, содержатся достаточно убедительные обоснования именно Птушенковского подхода к феномену культуры (включая детальную критику иных концепций культуры: предметно-ценностной, деятельностной, личностно-атрибутивной, общественно-атрибутивной, семиотической).  Мы согласны с Птушенко и в том, что Культура воистину системный базис Права.

Обращает на себя внимание и нетрадиционное толкование термина гражданское общество: автор книги понимает под ним высший тип демократического общества (в котором государство знает своё место слуги народа, и является правовым то есть признаёт себя равнозначным субъектом права с личностью), а вовсе не остаток от вычитания государства из Общества, как это распространено сегодня в юридической и прочей специальной литературе.  Мы и здесь вполне солидарны с Птушенко.

Солидарны мы и с идеей Концептуальной власти в составе государства; и с тем, что ей в стратегическом плане (целеполагания и оптимизации методов решения задач) должны подчиняться все традиционные ветви государства судебная, законодательная, исполнительная.  И с тем, что все ветви (прежде всего исполнительная) должны быть представительными, а системно-ошибочное словосочетание представительная и исполнительная власть должно калёным железом исключаться из всех документов, где бы оно ни встретилось.

Автор развивает до практически значимых выводов две идеи первого президента Международной Академии Информатизации Ивана Иосифовича Юзвишина.  Первая вылилась в тезаурусную концепцию информации, которую Птушенко рассматривает как внутренний концентр фундаментальной Юзвишинской теории информациологии.  Тезаурусная концепция наглядно показывает несостоятельность распространённых сегодня взглядов на сущность информации и на допустимость принятого словосочетания средства массовой информации.  Мы разделяем взгляды автора на необходимость корректного различения таких объектов как материальный носитель сообщения (но отнюдь не информации!), само сообщение и собственно информация (которая есть функция не только сообщения, но и индивидуального тезауруса).

Вторая идея Юзвишина сотовой структуры информационного общества доведена Птушенко до концепции информатизации Общества как информациологическом источнике новой теории права.

Правовые проблемы вообще занимают основную линию внимания автора.  (Что, естественно, отвечает названию книги).  То, что они рассматриваются в системной взаимосвязи со многими другими проблемами, нам представляется огромным преимуществом автора.  Неподготовленному читателю такой глобальный охват разноплановой проблематики может, конечно, показаться неоправданным.  Но это, как принято сегодня выражаться,  уже проблемы читателя.  Нас автор вполне убедил, что несистемный (проще говоря бессистемный) подход частных локальных наук вообще никакого разумного результата при исследовании комплексных систем и проблем дать не в состоянии.

Одной из важных задач автор считает доказательство необходимости принципиально новой ветви права интеллектуального права.  Нам представляется вполне закономерным, что решение этой задачи автор проводит в ходе обоснования рациональной структуры метасистемы интеллектуального права общей теории Права.  Здесь автор справедливо ссылается на выводы знаменитой теоремы Гёделя о неполноте.  (Да простят нас присяжные юристы, но ни о чём подобном они, скорее всего, никогда и не слышали: наше юридическое образование продолжает учить задам и необоснованным представлениям, типа того, что закон источник права).  Мы вполне согласны с автором, что закон не должен быть источником права и не может (т.е. не в состоянии) быть источником права.  Ибо закон если это правовой закон обязан быть только следствием права.  Неправовой закон априори ничтожен.

Птушенко в итоге даёт принципиально новую структуру системы Право.  Попутно он подвергает убедительной критике существующие подходы к этой проблеме.  Одновременно он наглядно показывает, что интеллектуальная собственность не должна рассматриваться как объект гражданского права.  Ибо она объект интеллектуального права, стоящего в системной иерархии ветвей Права на порядок выше всей цивилистики.

В книге детально рассматривается и такая важная современная проблема как компьютерное право.  Автор справедливо критикует известные подходы к этой проблеме и предлагает свой (по нашему мнению, достаточно обоснованный) взгляд на этот вопрос.  Автор убедительно доказывает, что необходима новая подсистема интеллектуального права информациологическое (компьютерное) право.

Отдельная тема, детально рассмотренная в книге, системная концепция самоуправления.  Эта глава представляет собой квинтэссенцию авторской модели идеального Гражданского Общества с полностью подчинённым ему правовым государством и со всеми вытекающими из этого основополагающими правовыми принципами.  Автор справедливо предлагает отказаться от распространённого сегодня отношения к самоуправлению как к чему-то, что не входит в систему органов государственной власти (Конституция РФ, статья 12).  Он убедительно доказывает, что самоуправление не должно быть местным (статьи 130 133 Конституции РФ) оно на базе информационно-сотовой самоорганизации Общества является системным базисом государственного управления, причём делегирование властных полномочий осуществляется снизу вверх.  Ибо только Общество в целом (народ) обладает всей полнотой легитимной власти в стране.

К числу конкретных правовых рекомендаций, содержащихся в книге, относится и концепция автора количественной оценки морального вреда.  Насколько нам известно, это первое в отечественной юриспруденции разумное решение данного вопроса.  Ибо одна публикация на эту тему в журнале Интеллектуальная собственность основана на явном недомыслии (см. статью Е. Климовича Методика определения размеров денежной компенсации морального вреда при рассмотрении гражданских дел о нарушении авторских прав, опубликованную в № 2 журнала Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права за 2002 год).

Огромный интерес вызывают содержащиеся в книге приложения.  Достаточно упомянуть, что одно из них представляет собой авторский проект новой Конституции Российской Федерации.  Как нам известно, он был опубликован в газете Правда ещё в 1992 году.  В тот момент (по заданию Госдумы) автор выполнил постатейный анализ президентского проекта конституции.  Этот анализ и сегодня болтается где-то в анналах комитета по законодательству.  (Как и сам авторский проект). 

К числу сильных сторон рецензируемой книги относится и её методологическая часть.  Как изначально профессиональный системоаналитик (а потом уже юрист и экономист) автор приводит результаты собственных исследований в области теории и практики системоанализа, включая разработанную им методологию сравнительной экономико-эффективностой оценки конкурирующих систем.  Выводы этой теории вынуждают любого непредвзятого читателя всерьёз задуматься о корректности основных принципов, критериев эффективности и методов доказательства, принятых в сегодняшней экономической теории.  Впрочем, то же самое можно сказать и о современной теории права.

Книга написана отличным литературным языком, что особенно приятно, учитывая глубину, сложность и комплексность рассмотренных в ней проблем.  И трудно не согласиться с её автором, что человечеству если оно не желает исчезнуть с планеты по имени Земля действительно пора заменить весь тот сумбурный набор невзаимосвязанных стохастических правовых догм, именуемых сегодня теорией государства и права,  логически и юридически обоснованной Системной парадигмой Права.  Со всеми вытекающими из этого социально-политическими, экономическими и экологическими последствиями.

 

 

Вице-президент Международной Академии Информатизации

Президент Международного Университета гуманитарных наук

Доктор искусствоведения

Доктор информациологических наук

Grand  doctor  of  Philosophy

Профессор

 

М.М. Салик