А.В. Птушенко

Правоведение по-русски

 

В некоторых российских вузах наличествует такой предмет Правоведение.  Однако у меня есть основания подозревать, что на самом деле мало кто действительно понимает, какие проблемы стоят за этим вроде бы немудрящим словосочетанием.  Так называемые профессионалы, не в состоянии правильно сформулировать смысл этого термина.  В лучшем случае они делают вид, что никаких проблем нет и якобы нет нужды в каких-либо определениях. 

В моей личной практике был случай, когда я преподавал основы права смешанной группе (включавшей студентов не только разных факультетов, но и разных институтов экономико-финансового и банковского дела).  Естественно, я читал свой собственный курс, мало совпадающий с отсталыми представлениями минобразования.  Естественно, мои требования к экзамену для всех студентов были одинаковыми.  Но в табели студентов одного института значилось, что они усвоили курс Право, в то время как другие якобы осваивали Правоведение.  И всему институционному начальству было в высшей степени наплевать на это.

Ещё более разительный пример полного отсутствия какого-либо понимания изданный в текущем году под редакцией Б.И.Пугинского вузовский учёбник Правоведение [1].  Кстати на сегодня, по-видимому, единственный.  (Если не считать отдельных пособий для средней школы естественно, абсолютно непригодных для вузов).  К правоведению этот учебник не имеет никакого отношения.  Это не более чем расширенный справочник по сегодняшнему российскому законодательству.  В нем даже нет определения предмета.  Более того, слово правоведение красуется только на обложке и далее ни разу (!) не встречается в сей замечательной книге.  Её первый раздел Общие положения о государстве и праве сразу же ставит студента в привычно-замороченную позицию безотрывности права от государства.  Как будто на свете нет никаких иных подходов к теории права, кроме позитивистского.  (Который, по моему глубокому убеждению, принципиально ошибочен).

А далее вообще раздел II напрочь уводит от теории права, занимаясь только описанием сегодняшнего (не только в принципе преходящего, но и весьма плохо обоснованного) российского законодательства.  Хотя он и назван Основы государственно-правового устройства России,  но не содержит никаких общетеоретических обоснований нашей правовой системы, а просто комментирует известные (не всегда юридически корректные) статьи ныне действующей Конституции РФ. (См. Замечания к КРФ).

Третий раздел посвящен якобы Правовому регулированию гражданских правоотношений.  Но если вы начнёте его читать, немедленно убедитесь, что это всего лишь пересказ ныне действующего Гражданского Кодекса РФ.  Авторы учебника настолько завязли в непонимании принципиальной разницы между правом и законом, что абсолютно не в состоянии показать студенту, где кончается убогая сиюминутная краткоживущая практика законотворчества и начинается непреходящая наука о Праве.  Интересно, слыхали ли они (не студенты, а авторы учебника), что бывают неправовые законы даже по решению нашего малоэффективного Конституционного  суда? 

На этом фоне полным нонсенсом выглядит четвёртый раздел Правовое обеспечение частных интересов граждан.  Разве предыдущий раздел посвящён чему-то другому?  Зато пятый раздел способен умилить внимательного читателя.  Он присутствует в учебнике дважды: с одним и тем же названием (Правовое регулирование других видов отношений), но с абсолютно разным содержанием.  Которое однако, как и всегда, сводится к пересказу действующего законодательства.  И хотелось бы всё же спросить авторов: что это такое в логико-системном и юридическом плане: другие виды отношений?

Если настолько плох самый последний учебник, то не повезло ли правоведению в иных изданиях?

Нет, не повезло.  БСЭ, например, вообще не содержит такой статьи.  Впрочем, как и её латинского аналога: юриспруденции нет в доблестной советской энциклопедии.  Юрисдикция есть.  Юрисконсульт тоже есть.  А вот юриспруденции нет.  Объяснить это несложно.  Советская власть стояла над Обществом, считала свою классовую волю не только  законом, но и правом, и совсем не нуждалась в какой-то науке о праве.  Более того, она предлагала вместо науки о праве пресловутое классовое самосознание.  И утверждала выбитое признание как королеву доказательств.  Попробовал бы тогда кто-нибудь пораспространяться о научном изучении права.  За такие штуки в своё время просто сажали. 

Возникает резонный вопрос: люди, получившие свои юридические дипломы из рук советской власти не только уже несуществующей, но и признанной сегодняшним Обществом ошибочной и неэффективной, неужто таких людей разумно сегодня держать за квалифицированных юристов?  Где же элементарная логика паспорта не признаём, а дипломы (особенно докторов права) считаем даже предпочтительными.  Невзирая на то, что нигде в мире госдиплом не считается лучшим сравнительно с дипломами высокоранговых негосударственных вузов.  Во всём мире, кроме России, эти же вузы являются научными центрами и сами присваивают учёные степени, не позволяя государству монополизировать это важное для Общества пространство.  Каждый вуз отвечает перед Обществом (рынком) за научный уровень своих выпускников.  Для того существует мировая система рейтингов вузов.  В которой российским вузам сегодня не находится места даже в конце списка особенно в сфере гуманитарных наук.

Наука сама вправе квалифицировать свои кадры.  У государства такого права быть не должно: сама наука вправе ему указывать, как себя вести в управлении Обществом.  Однако  в Росси (и только в России) всё наоборот. Бедная Россия!

И сегодня здесь мало что изменилось.  Краткий словарь современных понятий и терминов [2] толкует о праве, о правонарушении, о правосознании о чём угодно, только не о правоведении.  Правда, юриспруденция всё же упомянута: (от лат. Jurisprudentia правоведение) совокупность юрид. наук; правовая система, практическая деятельность юристов.  Мы вынуждены признать это определение абсолютно неадекватным.

Как это ни парадоксально, только немудрёный Ожегов даёт правильную дефиницию: правоведение наука о праве.

Почему это не приходит на ум многочисленным юристам авторам дебильных учебников сие воистину уму непостижимо!  Ведь достаточно вспомнить лежащую на поверхности аналогию: в программах многих вузов существует такая дисциплина Науковедение.  Разве это описание частных конкретных законов Природы?  Но это и не совокупность наук это краткое изложение общих принципов, парадигм, концепций и методологий Науки.  Причём не только современной.  Но и прошлой.  Но и будущей в идеальном представлении.  Иначе говоря, Науковедение изучает Науку с большой буквы, оставляя локальные конкретные текущие законы частным локальным наукам, формирующим узкого специалиста.

Точно такой же должна быть и наука о Праве.  То есть правоведение.

Конечно, само право, и даже вытекающие из него законы, исследуются в курсе правоведения.  Но именно исследуются: анализируются их базовые принципы, логические и юридические обоснования рассматриваемых положений, методология доказательств истинности и эффективности компонентов системы права без какого-либо смешения анализа права с анализом сиюминутных законов, лоббирующих некие частные (подчас антиобщественные и противоправные) интересы. 

Даже курс Право недопустимо строить только как инфантильное копание в экскрементах государства.  Это удел адвокатов и историков права.  И, разумеется, коррумпированных чиновников.  В отличие от них всех, Правовед исследователь и критик права, установитель критериев эффективности и показателей совершенства взаимодействия подразделов (подсистем) права, установитель требований к методологии законотворчества, определитель соответствия текущего законодательства требованиям права.  Правоведение формирует направляющие косинусы для законодателя.  Правоведение прерогатива Концептуальной власти, которой в стратегическом плане должны быть подчинены три остальные ветви государства судебная, законодательная, исполнительная (в порядке их важности для Общества и объёма делегированных народом полномочий).  При этом все ветви прежде всего, исполнительная должны быть в подлинно демократическом обществе только представительными.  В конституции РФ по этому поводу написана глупость: представительная и исполнительная власть (ст.95 и др.), что равнозначно заявлению столы бывают письменные и деревянные это есть классический пример классификации по разным основаниям.

В английском языке различают Doctor of Law  и  Doctor of Jurisprudence.  Первый законник, знаток действующего законодательства.  Второй правовед, знаток философских основ права, системно-логического базиса права, методологии построения права, критериев оценки правозаконности законодательной деятельности государства. 

В России аналогичная система классификации научных кадров введена таким надгосударственным органом (членом ЭКОСОС ООН) как International Informatization Academy (Международная Академия Информатизации); автор этих строк удостоен Академией диплома доктора правоведения.  Такой диплом много выше рядового внутригосударственного диплома РФ доктора юридических наук.  И получение его требует гораздо больших усилий, чем удовлетворение своекорыстным рутинным требованиям государственного чиновничьего аппарата (весьма далёкого от подлинной передовой науки).  А о советском дипломе сегодня и говорить нечего: это в основном отрицательная характеристика для юриста.  Особенно для правоведа.

Понятно, что такая ситуация с пеной на губах оспаривается всем кланом государственных отечественных юристов, получивших искажённое одностороннее чисто юридическое образование, пишущих бездарные замороченные учебники и обучающих студентов привычному отстою.  С этим пора решительно кончать. 

Понятно, что это непросто.  Не только из-за своекорыстного сопротивления законников. И потому тоже, что подготовить правоведа на три порядка сложней, чем юриста-законника.  Как сказал классик, можно всю жизнь проработать кочегаром, не имея представления о теплотехнике.  Законник не слышал даже такого имени Гёдель.  Его (не Гёделя, а законника) не учили всерьёз формальной логике, он понятия не имеет о принципах системоанализа, он плохо ориентируется в стилистике русского языка, он, как правило, даже не слышал слово информациология.  Потому всё, выходящее из-под его пера, бессистемно, нелогично, стилистически и даже грамматически безграмотно.  Чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать налоговый кодекс или действующую конституцию РФ.  Самое же главное общественное зло от законника его упёртое непонимание принципиальной подчинённости государства Обществу (а именно Гражданскому Обществу), а закона (порождаемого государством) Праву, создаваемому Наукой от имени Общества. 

 

Право подсистема Культуры, непосредственно формирующая и контролирующая  деятельность человека как социально ответственной и законопослушной личности и  определяющая все запреты  и  ограничения, налагаемые Обществом на государство,  представляющая собой систему взаимосвязанных идей, максим и принципов, определяющих  и направляющих формирование законов.

Общество система, организующая на определённой территории от частного  клуба  до Планеты разумных и целенаправленных особей в интересах обеспечения  их жизнедеятельности, направленной на достижение определённых духовных, экологических и вещественных идеалов.

 

Государство подсистема Общества, координирующая функционирование всех остальных подсистем и организующая все необходимые Обществу знаковые и вещественные  потоки методами и в жёстких рамках правил, установленных  Обществом.

 

Культура исторически изменяющаяся системообразующая функциональная подсистема Общества, формирующая человека как социально активную и законопослушную личность и удовлетворяющая его духовные потребности путём производства, хранения, распределения и потребления духовных ценностей.

 

Корни теории права и теории экономики должны произрастать из основ рационального природопользования.  Экология наряду с правоведением должна стать основой образования и воспитания современного человека в любой области его последующей деятельности.  Необходимо создать новую системную науку, изучающую все объекты одновременно с трех позиций права, экономики, экологии.  Предлагаем назвать эту новую междисциплинарную ветвь науки эконологией.

 

Правовед должен с молоком матери впитать понимание бессмертной теоремы Гёделя, зависимость информации от тезауруса приёмника (почему СМИ просто глупость: информация в принципе не бывает массовой, массовые сообщения), недопустимость общепринятой сегодня бессистемной декомпозиции системы права.  Правовед обязан внушать каждому юристу-практику мысль об эфемерности и сиюминутности закона, о том, что неправовой закон априори ничтожен, о том, что закон это всего лишь указание государства самому себе и законопослушному гражданину, как следует вести себя в опредёленных ситуациях

Кто не изучал ничего сверх пресловутого римского права и прочих сводов законов, кто не имеет необходимой философской, системоаналитической, формальнологической и информациологической подготовки, тот не имеет права именовать себя правоведом.

Я вовсе не призываю каждого гражданина нарушать действующее законодательство.  Мы вынуждены жить по нему.  Но никто не в праве лишить нас права как угодно жёстко критиковать закон и требовать его изменения когда мы явственно видим содержащиеся в нём огрехи системно-логические и юридические, тем более стилистические и грамматические  ошибки.  Даже наша современная убогая конституция не решилась запретить нам критику законов.  (И, разумеется, права).  Пятый пункт тринадцатой статьи (не кажется ли вам, что даже здесь вылезли на свет некие сакраментальные числовые совпадения?) гласит: Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооружённых формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.   

Понятное дело, я не призываю ни к какому разжиганию религиозной розни, не призываю я и создавать какие-либо вооружённые формирования, тем более прибегать к каким-либо  антигосударственным действиям.  Я призываю лишь к тому, чтобы не было безграмотных, тем более неправовых законов.  Я призываю урезонить госправоведов, утверждающих, что закон не следствие, а якобы источник права.  Я призываю признать, наконец, в открытую, что государство слуга народа, подсистема Гражданского Общества, а не некая самодовлеющая и самодостаточная надобщественная структура.  И что из этого вытекает приоритетность интересов (в том числе и безопасности) Общества перед локальными интересами государства.  Ведь государство всего-навсего подсистема Общества: наёмная система управления, обязанная обеспечивать Общество всеми информационными и вещественными потоками, необходимыми для координации взаимодействия всех остальных подсистем Общества: биологического воспроизводства, вещественного производства, общественных отношений и Культуры (которая и является системным базисом Права).  Пора понять: пресловутые государственные интересы не должны быть ничем иным, как интересами личности и Общества.

Вместе с тем следовало бы спросить многочисленных (и не согласованных между собой) авторов ныне действующей Конституции РФ: а что они, собственно, понимают под насильственным изменением строя?  Если в пользу этого, например, выскажется всё униженное население России вопреки желанию ныне действующей мафиозно-плутократической верхушки?  И разве будь на то его воля народ не в праве поменять собственную конституцию?

Следует спросить и о вооружённых формированиях.  Чего не разрешает конституция?  Разве Обществу нужны многочисленные вооружённые подразделения, охраняющие незаслуженный покой оборзевших плутократов и коррумпированных чиновников?  Почему именно к ним нынешняя исполнительная власть не применяет санкций, постулированных Конституцией РФ? 

Обучение студентов дело, как заметил некогда известный классик, архиважное.  Чему их научат таким и будет будущее Общество.  И если учить их ифантильно-дебильному отстою, легко представить, каким будет это будущее Общество.  Если, конечно, не вымрет за два-три поколения.

Чистые юристы не только незнакомы со следствиями бессмертной теоремы Гёделя (ищи решение своей проблемы, не в породившей её системе, а в надсистеме), но ничего не слышали и о законе отрицательной обратной связи.  Суть его такова.  По прямым связям от системы управления (государства) поступают командные сигналы к управляемой надсистеме (Обществу).  Обратные связи позволяют системе управления узнать результаты выполнения предыдущих команд и исправить своё последующее поведение.  Положительная обратная связь усиливает управляющий сигнал.  Отрицательная обратная связь ослабляет его срезая избыточную часть сигнала.  Система, не имеющая отрицательных обратных связей, идёт вразнос до полного физического уничтожения управляемой системы. 

Не кажется ли вам, что в сегодняшней России сложилась именно последняя ситуация?

И не без участия правоверных государственных законников.

Изменить это положение можно единственным способом: отобрав у государства монополию на классификацию научных кадров и на принудительное внедрение государственных образовательных стандартов.  Понятно, что любое государство правоверных чиновников себе всегда подготовит.  Но в интересах Общества (а потому и государства!) всегда иметь высокообразованную и эффективную оппозицию, выполняющую функции отрицательной обратной связи.  Или адвоката дьявола, если некоторым так понятнее.  Обществу необходима подлинная интеллигенция.  Которая с молоком матери впитает смысл и важность противодействия любой власти.  Даже самой порядочной.  Интеллигенция, которая не побежит с априорной поддержкой к властям предержащим.  И с протянутой к ним же рукой (в надежде, что чего-нибудь дадут как сказал некогда мною весьма уважаемый известный артист).

Полагаю, сказанного достаточно, чтобы признать актуальной эту истину: знание основ правоведения необходимо культурному человеку даже более, чем знание науковедения.  Понятно, что знание конкретных законов, изданных текущим государством, так же менее важно для формирования интеллигента, как и детальное знание конкретных частных законов природы.  Важны общие идеи, концепции и парадигмы.  Важно знание методологии, позволяющей самому находить новые знания и эффективно освобождаться от засилья устаревших.  К студенту надо относиться как к фиалу, в котором надо возжечь огонь разума, а не как к мешку, который надо поплотнее набить быстро устаревающими конкретными частными знаниями.

Понятно, что реализация этой программы невозможна без системы самодостаточных, ни в чём не зависящих от государства надгосударственных учебных заведений.  Которые будут выше даруемого государством права выдачи госдиплома и не будут обеспокоены возможностью спасения от призыва в армию.

Господа сторонники капиталистической системы хозяйства!  Будьте последовательны: раз уж капитализм то уж во всём.  Прежде всего в образовании.  Пусть будет рынок специалистов, на котором легко выяснится, кто чего стоит кто готовит дальновидных и эффективных профессионалов, а кто правоверных отстойников, способных только инфантильно приспосабливаться к неправовым деяниям текущего государства.  И давайте напрочь лишим наше неэффективное и неоправданно дорогостоящее государство монопольного права формировать этот рынок по собственному усмотрению.  Иначе где же пресловутая свобода слова, о которой так много кричали вчерашние и сегодняшние демократы?

Для решения этой проблемы нужны принципиально новые учебники.  Прежде всего по правоведению.  Я вполне готов написать такой учебник.  Подчёркиваю: не хочу, а именно готов.  В переводе на обиходный русский язык, это не может означать ничего иного кроме того, что другие-де не готовы.  Именно это я и хотел сказать не боясь непременных обвинений в нескромности.  Уж до скромности ли теперь!  Когда Отечество в опасности.

Ведь написать нужный учебник может только человек с моей биографией.  А я имею все основания утверждать, что повторение такой биографии в принципе маловероятно.  За неё немало заплачено.  Иначе в своё время я был бы Командующим Варшавским Договором или Начальником Генштаба СА (или бы просто не дожил до сегодняшних дней).

Добавлю: моя концепция во многом уже признана Обществом (см. список литературы).

Вице-президент Международного Университета гуманитарных наук

Основоположник учения о Концептуальной власти

Создатель концепции правовой защиты интеллектуальной собственности,

тезаурусной концепции информации,

концепции информациологической сущности Гражданского общества.

Grand Doctor of Philosophy

Doctor of Jurisprudence

Doctor of Business Administration

Доктор экономических наук

Кандидат технических наук

Профессор

Академик Международной Академии информатизации,

Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

Информациолог, член Elite of Informationologists of the World

Полковник, ветеран Великой Отечественной войны

Птушенко  Анатолий  Владимирович

465-3786

agynch@m.astelit.ru

http://agynch.narod.ru

 

Литература

1.Правоведение. Учебник для вузов. Ответственный редактор доктор юр. н. Б.И. Пугинский. М., 2003

2.Краткий словарь современных понятий и терминов под ред. доц. В.А.Макаренко. М., 1995

     3.А.В.Птушенко. Успеем ли поумнеть?  //Подмосковье № 52, 2000

4.А.В.Птушенко. Тяжкий грех российского законодателя. // Подмосковье № 7, 2001

     5 Птушенко А.В. Земное, возвышенное и системный анализ //Встреча № 5-6, 1989

     6.Птушенко А.В. Где же самая гуманная и передовая? //Голос № 24, 1991

     7.Птушенко А.В. Культура, которой нам недостаёт //Голос № 32, 1991

     8.Птушенко А.В. Нам не дано предугадать //Встреча № 6, 1987

     9.Птушенко А.В. О человеке, гармонии и человеческом факторе //Встреча № 1, 1988

    10.Птушенко А.В. Шаткость фундамента // Изобретатель и Рационализатор № 8,  1988

    11.Птушенко А.В. Качества эффективности и эффективность качества //Наука и жизнь  № 6,  1987

    12.Птушенко А.В. Одновременно тысяча Чернобылей //Голос № 21, 1991

    13.Птушенко А.В. Кризис власти // Правда, 25.08,  1993

    14.Птушенко А.В. Один банкрот уже есть // Правда, 27. 03,  1994

    15.Птушенко А.В. Путь из тупика // Столица  № 3,  1993

    16.Птушенко А.В. Остановите Франкенштейна. // Завтра № 29, 1995

      17. Птушенко А.В. Защита интеллекта в Гражданском обществе //Мир науки, техники, образов. № 12,1996

      18.Птушенко А.В. О традиционных ошибках в науке и технике // Техника молодёжи №  5,  1997

      19.Птушенко А.В. Земные проблемы решаются на небесах. // НиЖ № 6, 1991

      20.Птушенко А.В. Космос и рынок // Земля и Вселенная, 1993

      21.Птушенко А.В. Защитить идею! // Химия и жизнь, 1993

      22.Птушенко А.В. Да здравствует закон// Химия и жизнь, 1993

      23.Птушенко А.В. Голова или руки? // Деловая Россия, 1992

      24.Птушенко А.В. Учиться  никому не поздно.// Рабочая трибуна, 1994

      25.Птушенко А.В. Каким должно быть наше государство? // Бизнес, 1995

      26.Птушенко А.В. Процесс пошёл, однако не тот//Лит. Россия, 1993

      27.Птушенко А.В. Мы у государства не слуги //Правда, 1993

      28.Птушенко А.В. Как не заблудиться в ветвях власти //Российские вести, 1994

      29.Птушенко А.В. Не может процветать экономика, если культура чахнет//РВ, 94

      30.Птушенко А.В. Выживет ли разум на планете? //Солидарность, 1993

      31.Птушенко А.В. Куда поворачивают наше сознание? // Рабочая трибуна, 1994

    32.А. Птушенко. Правовая защита интеллектуальной собственности. / Интеллектуальная собственность

         (Авторское право)  № 2,  2002.

    33.А.В. Птушенко. Проблема выбора наилучшей системы из числа конкурирующих. / Анализ систем на поро-

         ге XXI века, том третий.  Москва, ИНТЕЛЛЕКТ, 1996

    34.А.В. Птушенко. Культура как фактор ноогенеза. Ibidem, том 4, книга2, М., ИНТЕЛ., 1996.

    35.А.В. Птушенко. Огрехи закона об авторских правах. / Интеллектуальная собственность (Авторское право)

         № 10 11, 2002.

    36.А.В. Птушенко. Типовые ошибки в юридическом языке. / Интеллектуальная собственность (Промыш-

         ленная собственность) № 7 8, 2001.

      37.А.В.Птушенко.Состоятельны ли аргументы атомных лоббистов? / Интеллектуальная собственность

         (Промышленная собственность) № 9, 2001.

        38.А.В. Птушенко. Безграмотные красивости //Независимое военное обозрение № 35, 2002

     39.Птушенко.А.  Скажи, кто твой друг// Знание сила № 7 1987.

40.Птушенко.А. Информация в системном освещении // Техника молодёжи, № 5, 2003

41.Птушенко А.В. Где у нас компьютерное право? // Экономическая газета, № №  13, 14, 2003

42.А.В.Птушенко. Право гарант безопасности личности и общества / Безопасность личности, общества

     и государства. Сборник Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, М., 2002.

43.А. Птушенко. Язык мой враг мой // Литературная газета № 26, 2003.  

44.А.В. Птушенко. О теории знания // Родительское собрание № 6, 2002

45.А.В. Птушенко. Доктор философии.  Гранд Доктор философии.  Подготовка, защита диссертаций, ност-

      рификация. Межд. Академия Информатизации, М., 1997.

46. Птушенко А.В. Системная концепция самоуправления / Национальная безопасность и геополитика Рос-
             сии  № 7-8  (48-49), 2003.

47. А.В. Птушенко. Место государства в обществе / Гражданское общество в современной Европе, РАН, 2003

48. А. Птушенко. Системная концепция самоуправления / Общество и экономика №11, 2003